Я — псих! Заметки психолога родителям и детям

Поговорим о логике? Психософия

логика в психософии

Вчера мы подробно рассмотрели место Эмоции в психософии, теперь же перейдем к классификации логик.

Логик в психософии, соответственно тоже четыре. 

Первая логика

Первую логику именуют так же догматиком. Подозреваю, что слишком много догм именно ими и было разработано. Именно их концепция существования была выражена Рене Декартом в своей знаменитой фразе: «Я мыслю, следовательно, я существую».

Первая логика не признает существования вне разума. Как вообще такое возможно? На чём будет строиться существование? На одних лишь животных инстинктах, опуская человека на дно одного лишь материального пласта? На иррациональных эмоциях? На чём?.. Для него мысль – основа всего.

Тоже утверждение, что вначале было слово, говорит не столько о душе, сколько о мысли. Чтобы оно сказало о душе, в концепции психософии, фразу придётся дополнять, что слово — либо ярко выражало эмоции, либо было… чуть ли не матерным.

Да и что-то мне подсказывает, что большинство расколов в теориях-вероучениях произошло именно благодаря нескольким первым логикам, с разными мнениями собравшимся в кучку. Догматик в лёгкую может напоминать упёртого барана. Особо он напоминает его тогда, когда во главу угла ставится признание-непризнание той идеи, что он считает истинно верной. Притом, что Истина для него всегда реально существующий субъект. Главное к ней придти… а там видно будет.

В каких-нибудь университетах это ещё можно перетерпеть… тут главное только троечку не забить до такой степени, чтоб она вообще боялась высказывать своё мнение и задавать вопросы. Полный абзац начинается, когда подобные кадры встречаются в политике.

Они-то и там способны продавливать своё мнение на манер танка. Но зато этим товарищам не влом думать и они могут буквально часами разбирать интересующий их материал. Так же они действительно неплохо его связывают в непротиворечивую картину. Но и у этого есть обратная сторона. Первая логика способна и мир подвести под свою теорию, загнав всё в железные рамки своего слова. Кристализировав и заморозив ту истину, к которой она пришла.

Может быть, у неё всё и «бережно по местам разложено, завьюжено, заснежено и свежезамороженно», однако, к сожалению, а может быть и, к счастью, права она далеко не всегда. И это позволяет другим логикам вообще существовать. Иначе, в лучшем случае началось бы нечто на подобии «дурака» нужно научить, не поддаётся учению – ссылка, расстрел, поскольку не лоялен к нынешней «линии партии» и прочие подобные «прелести».

Вторая логика

 Вот уж где пиршество игр разума. Вторую логику не зря прозвали ритором. Тут и риторика и диалектика. Всё. Второй логик может рассуждать просто потому, что ему нравится рассуждать. А как доказать это, а как опровергнуть? Вторую логику можно порой назвать спорщиком чисто из любви к искусству.

Ну, вот нравится подобным людям страдать интеллектуальной фигнёй. Разумеется, это не всегда фигня. Потому как гуманитарные науки легче править именно вторым логикам, да третьим логикам, потому как они одну и ту же тему могут подать совершенно по-разному, в зависимости от интересов собеседника.

Для второй логики – мысль  — непрекращающийся процесс. Размышляя, она может приходить порой к парадоксальным выводам. Но и их в случае чего она опровергнет. Яркий пример  — «троллинг» и ничего не значащие поддёвки в интернете.

Уж кто-то кто, а вторая логика, знает точно, что обладая хотя бы поверхностными околовсяческими знаниями можно их преподать так, как будет угодно доминантным функциям. Но тут уж, как говориться: «Прежде, чем начинать что-то доказывать, определитесь, что именно вы хотите доказать».

Хотя… парадоксальный вывод тоже может быть интересен. К примеру, Ева сотворена из ребра Адама, что вроде бы должно её в глазах верующих принижать. Но стоит нам пойти от противного и заявить, что это не Ева ниже – это Адам — дефектный и чуть ли, не пойти предъявлять Богу претензию по поводу халтуры, как всё перевернётся с ног на голову.

Первый блин, который Адам вышел комом, к тому же ему там всё чего-то не хватало, не то помощника, не то собеседника, не то вообще «собутыльника» (ну это, если змий – зелёный)… пришлось исправляться.

Ну, а у Евы просто хватило такта об этом не заикнуться. Мужик-то у неё странный, нагота его смущает, а отсутствие рёбер – нет. Да и она сама там недавно с яблоком чудила… А вот представим на минуточку, что оговорённое ребро – ребро многогранника, как можно будет утверждать, что перед нами не столько ребро – сколько колено.

Хромосомное колено. Тот самый мужской Y. И тут уж посочувствовать Адаму надо. Поскольку отсутствие колена-ребра скажется в первую очередь на иммунитете, а не на более высоком положении относительно кого-либо. Вот примерно так играется вторая логика.

Деятельность её, конечно, будет варьироваться в зависимости от доминантных функций, но одно могу сказать точно, второй логик слабо верит доводам разума, поскольку играя ими самостоятельно, знает, что он, разум, тоже может быть своеобразной проституткой доминантных функций.

Однако из-за подобного недоверия, и он может многое выпустить из виду, поскольку с высоты своей гармоничности может не заметить того, что кто-то нуждается в его помощи, что кто-то вообще может такого не понимать и соответственно задеть его одним только скучающим или же отсутствующим видом при объяснении материала. Сама-то вторая логика уже давно всё поняла и может быть свободна.

К тому же исключительно познавательный интерес второй логики многие могут счесть оскорбительным за счёт того, что она способна сунуть свой нос туда, куда не следовало бы. Сунуть и даже не заметить этого. Обладает вторая функция некой бесцеремонностью. Обладает в особенности тогда, когда жаждет всего-то помочь.

Помощь-то её может оказаться уместной далеко не всегда. К тому же, из-за больших объёмов поглощаемых знаний, второй логик может скоро понять, что его знания по сути ничего не стоят, ибо их слишком много, а что с ними делать непонятно… Так можно потерять интерес даже к познанию, казалось бы своей наиболее сильной функции. И придти к выводу: «Я знаю, что я ничего не знаю».

А это ведь и квинтэссенция познания, и банальная игра слов. Вторая логика — вообще мастер логических увёрток. А уж с учётом того, что интересы второй логики весьма разнонаправлены… получается то, что получается. Кого-то она может и изрядно взбесить своими вечными коррекциями и отсутствием цели в своём изучении материала.

Третья логика

Третья логика – она странная. Ну… «женская» – не «женская» не знаю, но странная. Забавная, интересная… но странная. Она может что-то не так услышать, что-то не так прочитать, что-то не так понять и в связи с этим начать строить какое-то мнение, правда, мнение строится чуть ли не на принципе испорченного телефона.

Ведь, правда, это так легко попутать «лень» с «оленем», а в случае чего сбежать в закрытую дверь!.. Третья логика – скептик, порой доводящий любой разумный довод до абсурда. Подобный «товарисч» с одной стороны может рьяно отрицать способность разума постичь мир, с другой же это самое желание его постичь для него является одним из основных, ибо здесь пролегает его самореализация.

И начинается эта нелёгкая, однако интересная, для второй логики разумеется, работа «из болота тащить бегемота» – говорить с третьей логикой так, чтобы, с одной стороны, ни в чём не ущемить её разума, а с другой — не задолбаться самому.

И дело тут не столько в её якобы дурости, сколько в неуверенности в том, что то, что она делает – она делает правильно. Здесь главный червячок сомнения налегает как раз на сферу разума. Подобный человек будет проверять, перепроверять и ещё раз перепроверять, пока не дойдёт до той точки, которая ему покажется конечной, в данном случае до сути дела. Как говориться, семь раз отмерь – один раз отрежь.

Возможно, именно потому третья логика одновременно и чувствительна к авторитетам и умным мыслям, потому как ей, таким образом, легче сбросить с себя ответственность за сказанное, оперируя тем, что так думает не только она – вон Великие мыслят в унисон!.. — а значит, хоть какой-то смысл в этом есть.

Однако с другой стороны она же – скептик. Существует и недоверие к авторитетам. И вот она, третья логика, то бишь, вся в сомнениях не может определиться с линией ментального поведения, а хочется-то, чтоб с её мнением считались…

Не то выходит что-то на подобии того, что она начинает понимать тебя как собака. Понять-то – поймёт, а вот, что сказать в ответ — до конца не ясно. У третьих логиков могут быть даже трудности с чёткой передачей мысли. Нет, дело не в том, что они подобно двоечкам станут растекаться мыслию по древу, дело скорей уж в том, что они либо мысль посеют посредине разговора, либо просто бухнут, что говоришь ты глупости.

И вот думай потом: спрашивать, почему глупости? Браться в ответ защищать то мнение, на которое напали? Или что?.. Что делать-то?.. Вопросы есть, а вот ответы посеяны на пару с третьей логикой. А, вообще, при обоюдном процессе третьи логики — умные, начитанные, интересные собеседники. Главное, выманить этого чудика из норки, показав в первую очередь ему, что его идеи тоже могут быть всем интересны и вообще «плутовку сыр пленил?».

Потому как иначе третьи логики закроются окончательно, а ведь лучших критиков, разбирающих авторские идеи буквально с еврейской дотошностью, присовокупленной к немецкой педантичности, вряд ли сыщешь. Кто ж тогда будет видеть мельчайшие не состыковки фактов? Кто укажет на ошибку, тем самым позволив её исправить и двинуться чуть дальше первой ступени в познании материала?

Да и именно с третьими логиками пиршество познания можно «забацать» совместное, что процессионную функцию не может не радовать. Однако, первая логика эту двойственность, это шаткое положение, то есть невозможность с одной стороны полностью довериться авторитету, а с другой его опровергнуть, воспримет с опаской. Что ж это такое?..

С её точки зрения человек никак не может определиться в том, какому источнику доверять. Он интеллектуально в подвешенном состоянии – ни там, ни там, ни с теми, но и не с другими. Она, первая логика, видит это так: словам подобной личности нет доверия, поскольку и она сама никак не может скорректировать свое поведение относительно своих слов.

Для первой логики: раз сказано слово, по слову и быть… Тогда как третья может выдать и перл по типу: «Да, нет, наверное, не знаю», окончательно теряясь в своих умозаключениях. Что же делать для примирения столь разных точек зрения?..

Минимум можно попробовать первой логике быть чуть более терпимой к чужому мнению, понимая, что она может и царица в сфере познания, но и другие могут не меньше. Троечке ж… следовало б иногда себе язык прикусывать, хотя бы интересу ради.

Не каждый обрадуется, тому, что его кто-то будет бесконечно поправлять. Подобное может, как тормозить работу, так и вообще стопорить всё «производство». Тут главное — найти либо золотую середину и обговорить сферы компетентности, либо найти посредника, способного верно объяснить суть дела. Тогда, думается мне, проблемы эроса логик менее будут бередить раны и самолюбие обоих положений.

4 логика

Для четвёртой логики – логика важна поскольку – постольку. Если интеллектуальный труд сможет позволить ей добиться практического результата – да такой труд будет оценён, если нет – он четвёрочку заинтересует слабо. Еще ее называют — школяр, что вполне оправданно, «нас всех учили понемногу, чему-нибудь и как-нибудь…»

Сама она возражать или же логически прекословить будет вряд ли, разве что это потребуется для удовлетворения её вышестоящих функций. Но тогда это будет не столько логический протест или же неприятие чужого мнения, сколько неудовлетворённость иными аспектами бытия. На интеллектуальный труд четвёртая логика налетает, как на «горячие пирожки».

Подобные люди могут с удовольствием слушать и поглощать информацию, выданную кем-то, ежели уверенны в компетенции этого кого-то. Зачастую выходит так, что удовлетворённость более высокими функциями может заглушить и так слабый критицизм четвёрки настолько, что она сможет «сожрать» любой бред из авторитетного источника.

Именно такие люди и являются основной аудиторией для СМИ. В обществе потребителей, именно они как, в первую очередь не особо критичные потребители информации, первыми окажутся под влиянием той пропаганды, что со времён Геббельса не особо-то изменила своего нутра.

На вкус процессионных логик, сия позиция очень уязвима. Но вот при наличии рядом с таким человеком хорошо подкованной в своём вопросе единички, как четвёртая логика становится незаменимым, пускай у бессовестных людей и не всегда долговечным, помощником.

Тут нужно либо самому методом проб и ошибок вырабатывать шаблон противостояния вредоносной информации, либо искать того, кому в подобном вопросе можно довериться всецело. Искать, видимо, тоже методом проб и ошибок. Неплохо было бы делать и то, и другое, вот только энергии у четвёрки настолько мало, что она может о подобном просто забыть и потонуть в быту, эмоциях и собственном «хочу».

Зачем что-то делать? Нас и здесь неплохо кормят. Там за линией фронта всяко хуже!.. В информационной войне именно четвёрочка «пушечное мясо», именно её могут, притом далеко не всегда оправдано назвать «быдлом».

Знать и уметь четвёртая логика может очень многое. Просто она не всегда делает скидку на то, что она это знает и умеет. Мнение о чём-то неважном, о том, событии — человеке, которого он лично не знает, под влиянием обстоятельств, смениться может чересчур легко.

Однако под влиянием тех, кому четвёрочка всецело доверяет, и кто действительно желает ей блага, она по вышестоящим функциям способна свернуть горы. Вообще достаточно милые люди, простые, без излишеств, имеющие свою стать и свои достоинства, к тому же, в хороших условиях, видящие и принимающие все существующие мнения. А при сильной соционической логике они ещё и быстро думают и могут даже дополнить чужое мнение чем-то своим. 

Марина Кучер

3 идей о “Поговорим о логике? Психософия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

___________________________________________________________________
WordPress: 9.41MB | MySQL:57 | 0,126sec